Fermermag.ru
+7 (495) 215-29-18

  • Корзина пуста!

Интервью Финам.FM часть 1

Финам.FM

Они сделали это! 10/02/2012 09:05

Он пустил корни в сельское хозяйство. История успеха Е.Кузыка ("Подворье "Лукино")

 

ЛИХАЧЕВА: 9.06 в столице, доброе утро, вы слушаете «Финам FM», меня зовут Елена Лихачева, здравствуйте. Два года назад наш сегодняшний гость полностью и кардинально изменил свой образ жизни, на мой вопрос: «Ну и как? Хорошо теперь?» он ответил: «Ну, это смотря, что подразумевать под этим словом «хорошо». Это как в той пословице, знаете, купила баба порося. И теперь чем дальше, тем интереснее». Думаю, что сегодня действительно будет очень-очень интересная программа. Евгений, доброе утро.

КУЗЫК: Доброе утро.

ЛИХАЧЕВА: Сначала послушаем рубрику «Статус».

Статус: Евгений Кузык, основатель и владелец фермерского хозяйства «Подворье Лукино».

Как это делалось: Окончил финансовую академию при Правительстве России. Был аналитиком в компании «Тройка Диалог», позже руководителем отдела финансового анализа в компании «Газпром газэнергосеть». В 2010 году основал фермерское хозяйство «Подворье Лукино». Женат, воспитывает сына, свободное время любит проводить с кругу семьи.

ЛИХАЧЕВА: Еще раз, Евгений, доброе утро. Как вы решились? Все-таки топ-менеджер «Газпрома» – и раз, в деревню?

КУЗЫК: Ну, топ-менеджер «Газпрома» – это высоко вы сказали.

ЛИХАЧЕВА: Ну, почти, ладно, немножко, конечно, завысила.

КУЗЫК: Зарплата зато не менялась.

ЛИХАЧЕВА: Хорошо, хорошего уровня менеджер в дочерней газпромовской компании, так немножко изменим, подкорректируем мою фразу. Тем не менее, все-таки как решились-то?

КУЗЫК: Смотрите, если брать весь мой жизненный путь на работе, то он длился всего четыре года, работа на кого-то. И во всех случаях мне приходилось принимать решения, которые потом не находили сразу какого-то результата. То есть я так человек, наверное, если не спринтер, то и не стайер, где-то посередине, бегаю на длинные и короткие дистанции, и мне важно, чтобы решения, которые я принимаю, сразу обретали какой-то результат. Если не сразу, то хотя бы в обозримом будущем. А в большой компании когда работаешь, принимаются многие политические решения, они зависят не от тебя, а на 70-80% от людей, которые стоят выше. Может быть, это хорошо, может быть, не очень, но, тем не менее, меня это не очень устраивало, и потихоньку начинает идти такая скука, из-за которой я уже не могу приносить пользу с той отдачей, с которой хотел бы.

Соответственно, после работы на должностях мне захотелось уже что-то свое основать. И вот есть такой момент в жизни, период, о котором не было сказано, это я был владельцем развлекательного центра в Санкт-Петербурге. Однако сам бизнес мне пришелся не по нраву, хотя решения принимаются быстро, результат очевиден на следующий же день, но, тем не менее, это все-таки та отрасль, которая, я считаю, что не самая необходимая в нашей жизни, и потихоньку я стал менять свои ориентиры и взгляды, искал новые направления своей деятельности. Задолго до того, как я ушел из развлекательного бизнеса, я начал присматриваться к фермерскому хозяйству. Даже, скажем так, более широко – к сельхозпроизводству. Меня очень многие, в том числе и родственники, убеждали в том, что это неправильно, это дотируемое направление, здесь деньги не зарабатываются. То есть я не пришел, как многие говорят, по романтике – «Детей нечем кормить, родителей нечем кормить, поэтому я пойду сейчас и на поле буду выкапывать». Я рассматриваю это и как бизнес, и как возможность реализовать потенциал и творческие возможности в чем-то, что действительно нужно людям. Развлечения каждый сам для себя найдет, а вот еду производить – это нужно уметь, и это, я считаю, ответственный шаг, я его принял и сейчас расхлебываю это решение.

ЛИХАЧЕВА: Хорошее слово употребили – «расхлебываю». Ладно, как это все сейчас расхлебываете, будем говорить на протяжении всей программы, очень интересны детали. Друзья мои, вы можете задать человеку вопрос, который все это на своей шкуре испытал. Евгений Кузык у нас сегодня в программе, основатель фермерского хозяйства «Подворье Лукино». Евгению можно задавать вопросы. 5533, начинайте только ваши вопросы на русскую букву «Я»: «Я», пробел, потом вопрос. Можно на нашем сайте, на finam.fm также задавать любые вопросы, там же на сайте можно нас не только слушать, но и смотреть, мы, как обычно, в прямом эфире. Евгений, знаете, такой традиционный вопрос, он, может быть, не всем кажется корректным, но, мне кажется, он достаточно правильный. Вот вы говорите, что вы не были топ-менеджером, не в «Газпроме», и зарплата от этого не какая-то была аховая, но, тем не менее, следующий этап жизни – владелец развлекательного центра в Санкт-Петербурге. Наследство? Потом, все-таки ферма тоже 15-18 миллионов, я так понимаю, стоит – это тоже не самые маленькие деньги.

КУЗЫК: Анекдот такой знаете? У еврея спрашивают, откуда у него автомобиль.

ЛИХАЧЕВА: Вы еврей?

КУЗЫК: Наверное, нет, к счастью. Спрашивают, откуда автомобиль, он говорит: «Мотоцикл продал, денег доложил, купил автомобиль». «А мотоцикл откуда?» «Велосипед продал, доложил». «А велосипед?» «А велосипед я уже отсидел». Меня бог миловал, не сидел, наследство плюс, если вы помните, до 2008 года у нас биржевые котировки росли вверх неуклонно, то есть на этом я заработал первые деньги.

ЛИХАЧЕВА: Понятно. Вы заработали на бирже, потом вложили сначала в Питер, в развлекательный центр, но как-то не понравилось, не пошло, просто не по душе.

КУЗЫК: В том числе и не понравилось, и не пошло.

ЛИХАЧЕВА: А когда вы все-таки решили, несмотря на то, что вас отговаривали и родственники, в том числе, близкие люди, я могу себе представить, наверное, такое было моральное влияние: «Куда ты, куда ты лезешь, там же все…»

КУЗЫК: Не давление, а больше удивление.

ЛИХАЧЕВА: Удивление даже было?

КУЗЫК: Удивление, которое иногда так даже меня приводило в замешательство. То есть когда говоришь человеку: «Я хочу быть фермером», такая немая пауза секунд пять, потом палец у виска с покручивающим движением: «И зачем тебе это? У тебя же и так все хорошо». Трудно объяснить, самому даже трудно понять, зачем.

ЛИХАЧЕВА: А у вас, может быть, корни крестьянские? Такое иногда, знаете, бывает, зов крови.

КУЗЫК: Да я думаю, что у любого человека, который в России живет, у него корни крестьянские. Другой момент, что эти корни очень где-то глубоко и не всегда они наружу вылезают, эти корни. Я надеюсь, что сейчас вот с божьей помощью пущу эти корни.

ЛИХАЧЕВА: Вылезут?

КУЗЫК: Нет, я пущу корни, тогда мои последователи, внуки, правнуки могут сказать: «Вот наш дед, прадед когда-то основал, когда-то залез в землю».

ЛИХАЧЕВА: Правильная история, но наверняка сложная. Ну ладно, давайте будем рассказывать, как вы все это, как вы сказали, расхлебывали. Итак, значит, два года назад вы все-таки приняли это решение, вы стали строить эту ферму. То ли в вашем интервью, то ли у вас на сайте прямо озвучено, во сколько все это может в среднем обойтись, 15-18 миллионов рублей, в среднем. Вы, может быть, уже зашкалили за эту сумму или пока держитесь в пределах?

КУЗЫК: Нет, я уже давно зашкалил, сейчас уже сумма светится 26 миллионов, и я так понимаю, что это еще и не край. Но почему такая сумма? Она не потому, что мы все делаем правильно, а, скорее, наоборот. Мы делаем ошибки, потом перестраиваем, решаем свои ошибки за счет новых вливаний, и сумма продолжает расти.

ЛИХАЧЕВА: Ну, хорошо, поехали и про ошибки, и про правильное решение. Значит, вы приняли решение. Дальше, какие первые шаги вы стали делать, чтобы реализовать идею? Я уже говорил, что я подходил с точки зрения организации бизнеса. Поэтому прежде чем кидаться с головой, я сначала решил проверить рынок на его готовность. 2010 год, даже я начал его присматривать в 2009 году, он тогда еще не был заполнен всевозможными предложениями экологических, натуральных, фермерских, «био», «эко» и так далее продуктов. Тем не менее, уже на тот момент было понятно, что та агитация, которая идет в массовых СМИ – она как раз подталкивает людей к поиску каких-то новых вариантов альтернативных продуктов, нежели то, что продается у нас в магазинах. Альтернатива у нас была на тот момент единственная – это рынки, на которых заявлялось, что продаются фермерские продукты, притом, что скрывается под пониманием «фермерский продукт» - это каждый решал сам для себя. Я начал с того, что обратился к своему другу, который как раз и был моим начальником в «Газпром газэнергосети», с просьбой помочь организовать доставки в эту компанию продуктов натуральных фермерских. Это были еще не мои продукты, я просто нашел поставщиков и занялся поставками. Сначала был ажиотажный всплеск, люди действительно как-то очень с огромным удовольствием начали все это покупать, несмотря на то, что цены были выше, чем в магазине.

ЛИХАЧЕВА: Насколько? В два раза?

КУЗЫК: Нет, тогда это было где-то процентов, наверное, 30 по сравнению с магазинными ценами.

ЛИХАЧЕВА: Немного.

КУЗЫК: Ну да, я не жадничал. И сразу же посыпались предложения со стороны многих компаний, сарафанное радио дает 90% новых клиентов.

ЛИХАЧЕВА: С какого рода компаний?

КУЗЫК: С разных. То есть совершенно не связано с «Газпромом», просто люди передавали из уст в уста, говорили: «Вот, у нас вдруг появилась такая возможность в офис заказывать продукты». Звонки сыпались в огромном количестве. Я просто, знаете, на тот момент немножко так, что называется, ошалел. Я думаю: «Елки…»

ЛИХАЧЕВА: Вот это спрос.

КУЗЫК: «…Вот это поперло, вот это пошла фишка». В один день был создан сайт, тоже друг мне помог, создал с нуля сайт, на этом сайте было зарегистрировано порядка 120 человек в первые же сутки, действительно, такой ажиотажный спрос. А дальше все развивалось не так радужно, то есть начали вылезать проблемы на поверхность – это и логистика, и фасовка, и упаковка, и вовремя доставить, и так далее.

ЛИХАЧЕВА: С поставщиками наверняка?

КУЗЫК: Поставщик у меня был один, это я тогда начинал только с молочных продуктов. Действительно, хорошие, профессиональные ребята. То есть у них не то, что свое хозяйство – свое производство, скажем так.

ЛИХАЧЕВА: То есть они у местных скупают, а потом из этого делают свое производство?

КУЗЫК: У них свои коровы, которых они отдали на выпас, и занимаются только тем, что просто получают молоко свое обратно и все, больше у них никаких заморочек с животными нет. А мы начинали с того, что с женой по ночам фасовали эти продукты, разливали, я козье молоко из трехлитровой банки переливал по бутылочкам, подписывал, фасовал, путался, заново расфасовывал до пяти утра, потом в шесть утра выезжал, все это развозил по компаниям.

ЛИХАЧЕВА: Сами тоже делали, да?

КУЗЫК: Все сам. Просто, прежде чем начать какое-то крупное дело, нужно все этапы самому пройти. Год примерно я так вот делал все один вместе с супругой.

ЛИХАЧЕВА: А вашему сыну тогда было годика полтора-два?

КУЗЫК: Ему было полтора, почти два года. То есть у меня этот период занял девять месяцев, наверное, тоже я родил еще одно детище. Через девять месяцев я просто попросил еще одного человека мне помочь. И вот с этого момента примерно началось активное развитие проекта в плане приращения клиентской базы. А уже в 2010 году, будучи уже поставщиком фермерских продуктов в компании и в розницу, ну, розница – имеются в виду частные заказы из домов, я активно занялся поиском либо земли, либо готового фермерского хозяйства.

ЛИХАЧЕВА: Подождите, вот пару таких промежуточных вопроса. Действительно, это сейчас тоже, не сказать, что прямо уж мощный тренд, но такой достаточно заметный, именно когда люди делают какой-то хороший такой, вменяемый сайт, сарафанное радио, какие-то другие маркетинговые ходы, они собирают заказы у себя на сайте и потом развозят продукцию своих контрагентов, то есть поставщиков, с которыми у них заключены контракты. Это очень такой распространенный сейчас бизнес. Как вы думаете, вот вы прошли это все, сами своими ногами…

КУЗЫК: Ногами, руками.

ЛИХАЧЕВА: Ногами, руками и головой, да. Насколько это вообще перспективная история вот сейчас?

КУЗЫК: Давайте так. У нас есть общее понимание «фермерские продукты», давайте обобщим под это все, что производится не на заводах. Вот мы будем это называть не натуральные, не «био», не «эко», а вот именно фермерские продукты, потому что они производятся на небольших фермерских хозяйствах.

ЛИХАЧЕВА: Да, вот это важно.

КУЗЫК: Потому что эта категория «био» и «эко» – это, наверное, все-таки больше с точки зрения сертификации важно.

ЛИХАЧЕВА: Но у нас с сертификацией пока очень все сложно, поэтому да, мы можем…

КУЗЫК: У нас западная сертификация применяется, к нам приезжают те люди, которые смотрят на перспективу, они уже сейчас столбят свои места на будущем рынке и называются «био» и «эко». Пока это, может быть, процентов десять рынка, может быть, даже меньше, остальное все – это фермерские натуральные, спекуляции на эту тему.

ЛИХАЧЕВА: Ну, так вот, хорошо. Если человек сделал сайт, дальше поехал по близлежащим областям, заключил кое-какие контракты и дальше через свои торговые каналы продвигает эту продукцию, то есть работает таким...

КУЗЫК: Посредником.

ЛИХАЧЕВА: …Посредником, промежуточным таким звеном. Насколько это для вас любопытно, перспективно?

КУЗЫК: Я через это прошел изначально, как я уже сказал.

ЛИХАЧЕВА: И вот сейчас, как вы думаете, это стоит свеч?

КУЗЫК: Тому, кто является перекупщиком, это большой и хороший заработок, если у него нормальная клиентская база. Потому что я сам поставляю в несколько Интернет-магазинов, которые под своей маркой продают мою продукцию, наценка от 50 до 150%. Можно представить, сколько они на этом делают – полтора конца, ну не мало, для любого бизнеса это хороший показатель. Перспективы такого развития, я думаю, что еще примерно год, после этого, уже сейчас пошел тренд того, что многие, я так понимаю, что это с подачи крупных торговых сетей, с рынков и так далее, пошла обратная реакция. Если раньше все восхваляли фермерские продукты, то сейчас начинают потихоньку хаять фермерскую продукцию: грязно, никакой разницы, зачем переплачивать и так далее. Проблемы как раз вызваны тем, что очень много перекупщиков. Они накручивают цену, я продаю по своей цене, они добавляют свои 150%, заявляют, что это фермерские продукты, и тем самым ставят меня в ряд с ними, у меня Интернет-магазин и у них Интернет-магазин. Все перекупщики плохие, все, а кто там будет разбираться, свое хозяйство у них – не свое хозяйство.

ЛИХАЧЕВА: Мне кажется, если уж ты озаботился тем, что ты хочешь есть нормальную еду, то это первое, с чем нужно разобраться. Нет? Или это как-то не очевидно для ваших клиентов?

КУЗЫК: 80% клиентов просто клюют пока еще на название «фермерские продукты», на красивые картинки на сайте, на красивые заверения о том, что вот мы вплоть до… «Это наша миссия жизни, мы хотим всех накормить». 20% говорят: «А покажите нам свое хозяйство». И то, может быть, 1% из них доезжает до нашего хозяйство, потому что достаточно просто сказать: «Приезжайте».

ЛИХАЧЕВА: А можно, да, приехать?

КУЗЫК: Нужно. Мы всегда говорим людям: «Если вы хотите убедиться на 100%, приезжайте и посмотрите». Потому что одно дело – я на словах ему буду рассказывать, а другое дело – вы сами приедете, все это увидите, как оно производится, в каких санитарных условиях.

ЛИХАЧЕВА: Давайте мы сейчас прервемся буквально на одну минуту. Я пока обращаю внимание наших слушателей на некоторый такой ликбез. Все-таки между «эко», «био» и фермерскими натуральными хозяйствами существует большая разница. Тут вопрос сертификации, у нас действительно нашей российской сертификация пока нет, у нас вообще с законодательством на эту тему очень большие сложности, эта тема для отдельной программы. Но мы говорим о натуральных фермерских хозяйствах. И еще одна такая действительно очень важная история. Когда вы выбираете для себя что-то, уж тем более, для своей семьи, для своих детей, действительно обращайте внимание, люди, которые вам продают, они сами это производят или они где-то это скупают, это важно. Вот я просто так считаю тоже таким немаловажным обратить на это внимание. Евгений Кузык у нас сегодня в программе, основатель и владелец фермерского хозяйства «Подворье Лукино». Мы буквально через одну минуту вернемся. 5533 – это номер для ваших SMS-вопросов, начинайте их на русскую букву «Я»: «Я», пробел, потом вопрос. На нашем сайте finam.fm тоже можно задать любой вопрос Евгению.

Реклама.

***

ЛИХАЧЕВА: И еще раз доброе утро. Евгений Кузык у нас сегодня в программе. Когда-то он работал аналитиком в компании «Тройка Диалог», потом в «Газпром газэнергосеть» руководителем отдела. Первые свои миллионы заработал на бирже, а потом вложил их сначала в питерский развлекательный центр, ну, а потом в фермерское хозяйство, недалеко от Москвы. В Тульской области у вас, да, находится?

КУЗЫК: В Тульской области.

ЛИХАЧЕВА: Давайте расскажем о том, какие сложности вы испытали, может быть, такие топ-3 сложности, когда вы все-таки решили, что «я сейчас пойду покупать землю», то есть перестали быть посредником, решили, что «я буду производить сам».

КУЗЫК: Я начал рассказывать о том, как я пришел к этому этапу, я искал сначала действительно землю. И оптимальным вариантом было, конечно, найти землю уже с какими-то постройками. Мне повезло, слава богу, я нашел хозяйство, которое требовало на тот момент дополнительных вливаний. И это хозяйство, как раз то, которое сейчас называется «Подворье Лукино», перешло мне. В 2010 году была оформлена земля, было оформлено строение все на меня, и с того момента началось активное инвестирование и развитие этого проекта.

Основные проблемы можно разделить на две части – это внешние и внутренние. К внешним я отношу в целом ситуацию по России, в том числе общение с администрацией. Сразу скажу, что мне очень повезло, что администрация шла навстречу во всех вопросах, никаких препон не было. 

Были проблемы с оформлением земли не потому, что администрация что-то пыталась сделать против, а потому, что у нас в целом нет понимания сейчас в России, как использовать землю для нужд фермерского сельхоз образования.

Простой пример. Для того чтобы мне выращивать картошку, мне нужен один вариант земли, для того, чтобы выращивать сено, мне нужен совершенно другой вариант земли. Очень многие фермеры на это не обращают внимания, и, в принципе, у многих проблем не возникает. Но я опять же говорю о том, что я хочу делать на этом бизнес, я страхуюсь юридически со всех сторон, я стараюсь перевести все сразу в ту плоскость, которая должна быть. Вот это проблема № 1 – правильно оформить…

ЛИХАЧЕВА: То есть, нет нормального законодательства, которое помогало бы фермеру сделать свою ферму?

КУЗЫК: Правильно оформить.

ЛИХАЧЕВА: Правильно оформить все документы?

КУЗЫК: Это проблема оформления, юридическое оформление.

Вторая внешняя проблема – это отсутствие животных в России, возможности купить нормальных животных. Я даже до сих пор занимаюсь тем, что ищу коров. Я не хочу привозить из Европы, из Северной Америки, из Австралии.

Я вот позавчера был на выставке, которая на ВВЦ проходила, «Агроферма» называется. Там встретил, наверное, семь или восемь поставщиков животных с Запада, из-за границы – хороших, высокоудойных и всего лишь одного человека, одну компанию, которая вроде как, но занимается племенным хозяйством и может предоставить нормальных коров. Проблема эта очень важная, потому что те коровы, которые приезжают из-за границы, казалось бы, мы не жалеем денег и всегда говорим: «Мы не такие богатые, чтобы покупать дешевые вещи». Но проблема в том, что когда приезжает корова оттуда – она высокоудойная, она хорошая, она холеная, попадает к нам в условия, которые не предусмотрены для ее содержания, хуже корма или не те корма, или не те климатические условия и так далее.

ЛИХАЧЕВА: То есть период адаптации слишком сложный для нее?

КУЗЫК: Это даже не адаптация, она племенная корова, она в десятом поколении ест одни и те же корма, которые только улучшаются по энергетике. Ее выводят на семь тысяч, на восемь, на девять тысяч литров годового удоя. У нас хорошо, если корова дает 5-6 тысяч, это для нее нормально. Но как только эту корову высокоудойную переводят на наши корма, на наше сено, на наш сенаж, она начинает гнить, эта корова, она меньше дает молока, она болеет, у нее расстройство желудка и так далее. С этой точки зрения, большая проблема найти хороших животных у нас в России.

Очень мало племхозяйств выращивают действительно хороших качественных коров, и уж тем более гораздо меньше хозяйств их продают, особенно для малого фермерского хозяйства. Я подхожу и говорю: «Мне нужно 40 коров». На меня смотрят: «Мальчик, ну давай, иди, дальше поищи».

ЛИХАЧЕВА: Не интересно.

КУЗЫК: 200 коров – «Да, давай поговорим», 40 – «Ну, не наш коленкор». Нашел одно хозяйство, будем с ними вести переговоры о том, чтобы завезти нам хороших коров. У меня сейчас швицы стоят, швейцарская порода, это мясомолочная, что, в принципе, неправильно. Мне нужно высокоудойное молочное стадо, среднеудойное, скажем так, это шесть литров по году. Это вторая проблема – отсутствие животных.

Третья проблема, с которой сталкиваются фермеры, опять же, внешняя, которая присуща всей нашей фермерской деятельности – это отсутствие нормальных инструментов работы.

Сенозаготовщики, кормораздатчики, кормосмесители, они есть для одной коровы, есть для 100 коров – нет для 30 коров, для 50 коров. Сейчас очень мало именно таких инструментариев, которые можно использовать на среднем, малом фермерском хозяйстве. Либо ручной труд, либо уж, будь добр покупай больших мощностей инструменты и пользуйся ими.

ЛИХАЧЕВА: А промежуточных вариантов просто нет, как класса?

КУЗЫК: К сожалению, нет. В Белоруссию ездили, там что-то нашли, в России уральские заводы некоторые что-то выпускают, но это качество такое, что, к сожалению, приходится все-таки обращать взор на западные аналоги, которые в три-четыре раза дороже. Вот три внешних проблемы. И внутренние проблемы, три штуки. Первая – это люди, вторая – люди, и третья – это тоже люди.

Если нет хороших людей на фермерском хозяйстве, то какую бы вы технику ни закупили, какие бы у вас суперкоровы ни были, какое бы суперстроение у вас ни было, и все вы правильно оформили, один человек может перечеркнуть полностью всю деятельность только тем, что он просто не вовремя встал, не вовремя покормил, не вовремя подоил. Коровы начинают болеть, и вы потом долго ломаете голову: «Что вы сделали не так?» А вы все сделали так, вы…

ЛИХАЧЕВА: А он просто проспал.

КУЗЫК: …А вы просто не нашли людей.

ЛИХАЧЕВА: Понятно. Антон спрашивает примерно то же самое, о чем вы сейчас говорили, но, может быть, что-нибудь дополните в связи с его вопросом: «С чем связаны главные трудности в этом бизнесе?» Наш гость только что перечислил. Тут еще кое-какие уточняющие: «Может быть, нехватка денег, давление надзорных органов, управленческие проблемы, персонал?» Персонал – да, персонал три раза причем. Нехватка денег – я так понимаю, с деньгами на первоначальные инвестиции у вас особых проблем не было, на бирже были заработаны первые деньги. Давление надзорных органов – вот это важный момент.

КУЗЫК: Надзорные органы у нас есть, насколько я понимаю, сейчас для себя выяснил, двух категорий. Первые – это которые приходят и смотрят… Наверное, трех даже. Первые – которые приходят и смотрят, чтобы земля правильно использовалась, это, как правило, по поклепу какому-то, если хотят отжать земля. Приходят и говорят: «Вот у него земля неправильно используется, будьте добры, отберите в мою пользу». У нас, слава богу, этого нет. Вторая категория надзорных органов – это те, которые приходят и смотрят, чтобы было строение правильно расположено, чтобы оно 50 или 150 метров от жилого комплекса находилось или дальше, вот эти все природоохранные зоны были соблюдены и так далее. У нас, опять же я повторюсь, что изначально строилось так все и оформлялось так, чтобы не было этих проблем, поэтому здесь, если у вас все правильно оформлено, захотят придраться – придерутся, но сильных поводов не будет. И третья проблема – это именно с производством продукции. Мы сейчас полностью проводим сертификацию всех наших продуктов, соответственно, мы должны проходить санитарные, СЭС получить, осмотр помещений, и так далее, и так далее.

Продолжение: 2 часть интервью

 

Оригинальная статья: http://finam.fm/archive-view/5561/